Показать сообщение отдельно
Старый 06.04.2016, 09:25   #27
djuka
Зритель
Медаль пользователю форума.
ЗОЛОТОМедаль автору.
ЗОЛОТО
Форумчанин
 
Аватар для djuka
 
Регистрация: 23.03.2011
Сообщения: 1,002
Репутация: 2038
Малыш и Карлсон


Плюшки с корицей (Астрид Линдгрен. «Малыш и Карлсон»)

— Как бы ты отнёсся к скромному завтраку на моём крыльце? — спросил Карлсон. — Какао и свежие плюшки. Я тебя приглашаю.

Давно-давно уже была у меня мечта откушать правильных шведских плюшек на какой-нибудь правильной стокгольмской крыше. Но жизнь течёт своим чередом, и реалии таковы, что ещё неизвестно, когда мне доведётся побывать в Швеции. А уж получить доступ к настоящим карлсоновским декорациям — это что-то и вовсе из разряда фантастики. Хотя я никогда ничего не исключаю.

И вот настал мой звёздный час! Оставим в стороне тот факт, что моя нынешняя каморка в мансарде своими габаритами вполне соответствует домику Карлсона, притаившемуся за большой дымовой трубой. Самое главное — сейчас для того, чтобы попасть на крышу, мне достаточно просто открыть окно. И хотя город за этим окном — не Стокгольм, а Париж, здесь я как нигде чувствую себя Карлсоном, который живёт на крыше. А значит, самое время печь традиционные шведские плюшки с корицей. Ибо величайшая житейская мудрость, известная каждому ребёнку, гласит: есть плюшки нужно на нагретой солнцем крыше, а запивать — ароматным какао. Так получается вкуснее всего — и даже не думайте спорить! Делать всё это, конечно, желательно в компании доброго друга. Хотя сам Карлсон, как мы помним, не очень-то любил делиться.


Здесь и далее — классические рисунки Анатолия Савченко.


Вообще, до недавнего времени книжка Астрид Линдгрен была для меня атрибутом очень раннего детства. Так что сам оригинальный текст я практически не помнила — Карлсон представал в моём воображении таким, каким он был показан в советском мультфильме. Вероятно, я в этом не одинока.

Перечитав книжку уже во взрослом возрасте, я, признаться, была несколько шокирована. Где он, тот обаятельный толстячок, своеобразный, но безобидный и доброжелательный? Передо мной предстал холодный манипулятор, которого нимало не волнуют чувства новообретённого «друга» — напротив, он умело бьёт по слабым местам с целью извлечения сиюминутной выгоды. А Малыш и рад! Рад, что этот откровенный пройдоха обратил на него внимание. И готов на всё, чтобы это внимание удержать. В общем, с позиции взрослого — грустная и тревожная картина. Кажется, моя мама тоже не любила эту историю (и потому никогда мне её не перечитывала).

— Конечно, мёрзну, — сказал он. — Но разве это кого-нибудь беспокоит? Разве кто-нибудь пальцем шевельнёт, если лучший друг приходит, промокший до нитки, и у него зуб на зуб не попадает от холода? Разве кто-нибудь заставит его снять мокрую одежду и наденет пушистый, красивый купальный халат? Разве кто-нибудь, спрашиваю я, побежит на кухню, и сварит для него шоколад, и принесёт ему побольше плюшек, и силком уложит в постель, и споёт ему красивую, печальную колыбельную песнь, чтобы он скорее заснул?.. Разве кто-нибудь позаботился о друге? — заключил свою тираду Карлсон и с упрёком посмотрел на Малыша.
— Нет, никто не позаботился, — признался Малыш, и голос его прозвучал так, что казалось, он вот-вот расплачется.
И Малыш со всех ног кинулся делать всё то, что, по мнению Карлсона, надо было сделать в этом случае для своего лучшего друга. Труднее всего было получить у фрекен Бок тёплый шоколад и плюшки для Карлсона, но у неё уже не было ни сил, ни времени оказывать дальнейшее сопротивление, потому что она жарила цыплёнка по случаю приезда дяди Юлиуса, который мог появиться в любую минуту.
— Сам себе сделай горячий шоколад, если хочешь, — сказала она.
И Малыш прекрасно со всем справился. Несколько минут спустя Карлсон уже сидел в белом купальном халате в постели Малыша, пил обжигающий шоколад и с аппетитом ел плюшки, а в ванной комнате были развешаны для просушки его рубашки, штаны, бельё, носки и даже башмаки.
— Вот что, — сказал Карлсон, — прекрасную, печальную колыбельную можешь не петь, лучше посиди у изголовья моей кровати всю ночь, не смыкая глаз.
— Всю ночь? — спросил Малыш.
Карлсон не мог ответить. Он как раз засунул в рот целую плюшку и поэтому только энергично закивал.




И неудивительно, что в самой Швеции Карлсон не пользуется большой популярностью — у шведов ведь нет мультфильма, который сильно гуманизировал образ этого героя. Поэтому для шведских детей (и их родителей) Карлсон остаётся тем самым книжным эгоистом и обманщиком. Но мне больше нравится теория, определяющая Карлсона как воплощение детского подсознательного, лишённого каких-либо сдерживающих факторов. Ведь по сути все недостатки этого героя — это качества, свойственные обычным детям, только гипертрофированные и собранные вместе. Может быть, потому он и встречает гораздо больше понимания у детей, чем у взрослых.

— Я хочу, чтобы ты стояла на кухне всякий раз, когда я прихожу из школы, и чтобы на тебе был передник, и чтобы каждый день ты пекла плюшки, — сказал наконец Малыш.
— Ты думаешь только о себе, — строго осадил его Боссе.
Малыш прижался к маме.
— Конечно, ведь без мамы не получишь плюшек, — сказал он.




Впрочем, дети вообще не воспринимают всё так линейно, как взрослые. И там, где взрослый увидит печальные реалии, ребёнок зафиксирует своё внимание на маскирующих их «спецэффектах», вроде встроенного в человека пропеллера. И уж точно скорее оценит маленькие хулиганства вроде «низведения плюшками».

— Да нет, не в этом дело, — ответил Малыш и рассказал Карлсону о своих несчастьях и о том, что мама уехала и что вместо неё появилась какая-то домомучительница, до того противная, злая и жадная, что даже плюшек у неё не выпросишь, когда приходишь из школы, хотя на окне стоит целое блюдо ещё тёплых плюшек. Глаза Карлсона засверкали.
— Тебе повезло, — сказал он. — Угадай, кто лучший в мире укротитель домомучительниц?
Малыш сразу догадался, но никак не мог себе представить, как Карлсон справится с фрекен Бок.
— Я начну с того, что буду её низводить. — Ты хочешь сказать «изводить»? — переспросил Малыш.
Такие глупые придирки Карлсон не мог стерпеть.
— Если бы я хотел сказать «изводить», я так бы и сказал. А «низводить», как ты мог бы понять по самому слову, — значит делать то же самое, но только гораздо смешнее.
Малыш подумал и вынужден был признать, что Карлсон прав. «Низводить» и в самом деле звучало куда более смешно.
— Я думаю, лучше всего начать с низведения плюшками, — сказал Карлсон. — И ты должен мне помочь.




Вот как раз на плюшках мне тоже хотелось бы заострить внимание. Надо сказать, вторым откровением после сомнительной привлекательности главного героя для меня стало обилие в книге еды. Отбрасывая в сторону всякие хулиганства, это натурально главное развлечение героев — по крайней мере, с того угла, под которым на них смотрит Линдгрен.
Если бы я захотела приготовить все блюда из Карлсона, пришлось бы делать очередной «сериал», каждая серия которого была бы весьма объёмной сама по себе. Впрочем, я не исключаю, что со временем всё-таки составлю такой цикл :) Но самое главное — сколько внимания уделяется каждому блюду.

Это просто праздник какой-то! Фейерверк вкусных цитат, которые — небывалое дело! — приходится подвергать жёсткому отбору, иначе этот пост просто захлебнулся бы в них. Понятное дело, дети любят вкусности, для них это важный элемент познания мира, но я и представить себе не могла, что «Малыш и Карлсон» окажется до такой степени книгой о еде. Причём несладких блюд здесь не меньше, чем сладких, но сегодня, как любят дети, мы перейдём прямиком к десерту.



Признаться, готовить что-то в моём «домике Карлсона» — это целое приключение, так как кухни как таковой тут нет. Но нет и фрекен Бок по соседству, у которой можно было бы стащить готовые плюшки и сразу наслаждаться результатом. Зато есть доступный кусок крыши, и этот факт неумолимо толкал меня на маленький кулинарный подвиг. Спешу поделиться его результатами!


ШВЕДСКИЕ ПЛЮШКИ С КОРИЦЕЙ (Kanelbullar)

Плюшек с корицей в мире великое множество, в том числе очень похожих на шведские, — начиная с американского синнабона и заканчивая нашей родной «улиткой» с корицей. Но у шведской разновидности, разумеется, есть свои отличительные черты. Самая очевидная из них — жемчужный сахар в качестве посыпки. Остальное вы поймёте, только если попробуете сами :)

Наверху, на крыльце Карлсона, рядком лежали десять румяных плюшек. Выглядели они очень аппетитно.
— И к тому же я за них честно заплатил, — похвастался Карлсон. — Мы их поделим поровну — семь тебе и семь мне.
— Так не получится, — возразил Малыш. — Семь и семь — четырнадцать, а у нас только десять плюшек.
В ответ Карлсон поспешно сложил семь плюшек в горку.
— Вот мои, я их уже взял, — заявил он и прикрыл своей пухлой ручкой сдобную горку. — Теперь в школах так по-дурацки считают. Но я из-за этого страдать не намерен. Мы возьмём по семь штук, как я сказал — мои вот.
Малыш миролюбиво кивнул.

— Хорошо, всё равно я не смогу съесть больше трёх. А где же какао?
— Внизу, у домомучительницы, — ответил Карлсон. — Сейчас мы его принесём.
Малыш посмотрел на него с испугом. У него не было никакой охоты снова увидеть фрекен Бок и получить от неё, чего доброго, ещё пощёчину. К тому же он не понимал, как они смогут раздобыть банку с какао. Она ведь стоит не у открытого окна, а на полке, возле плиты, на виду у фрекен Бок.





Cкрытый текст -
 





Это был лучший в мире пир — на таком Малышу и не снилось побывать.
— До чего здорово! — сказал Малыш, когда он уже сидел на ступеньке крыльца рядом с Карлсоном, жевал плюшку, прихлёбывал какао и глядел на сверкающие на солнце крыши и башни Стокгольма.
Плюшки оказались очень вкусными, какао тоже удалось на славу. Малыш сварил его на таганке у Карлсона. Молоко и сахар, без которых какао не сваришь, Карлсон прихватил на кухне у фрекен Бок вместе с банкой какао.




Малыш укоризненно поглядел на Карлсона. Так себя не ведут, когда на твоих глазах кто-то теряет вещь, — это он должен объяснить Карлсону. Но только не сейчас… как-нибудь в другой раз! Сейчас ему хочется сидеть на ступеньке рядом с Карлсоном и радоваться солнышку и плюшкам с какао.
Карлсон быстро справился со своими семью плюшками. У Малыша дело продвигалось куда медленнее. Он ел ещё только вторую, а третья лежала возле него на ступеньке.
— До чего мне хорошо! — сказал Малыш. Карлсон наклонился к нему и пристально поглядел ему в глаза:
— Что-то, глядя на тебя, этого не скажешь. Выглядишь ты плохо, да, очень плохо, на тебе просто лица нет.
И Карлсон озабоченно пощупал лоб Малыша.
— Так я и думал! Типичный случай плюшечной лихорадки.
Малыш удивился:
— Это что ещё за… плюшечная лихорадка?
— Страшная болезнь, она валит с ног, когда объедаешься плюшками.
— Но тогда эта самая плюшечная лихорадка должна быть прежде всего у тебя!
— А вот тут ты как раз ошибаешься. Видишь ли, я ею переболел, когда мне было три года, а она бывает только один раз, ну, как корь или коклюш.
Малыш совсем не чувствовал себя больным, и он попытался сказать это Карлсону.
Но Карлсон всё же заставил Малыша лечь на ступеньку и как следует побрызгал ему в лицо какао.
— Чтобы ты не упал в обморок, — объяснил Карлсон и придвинул к себе третью плюшку Малыша. Тебе больше нельзя съесть ни кусочка, ты можешь тут же умереть. Но подумай, какое счастье для этой бедной маленькой плюшечки, что есть я, не то она лежала бы здесь на ступеньке в полном одиночестве, — сказал Карлсон и мигом проглотил её.
— Теперь она уже не одинока, — заметил Малыш.
Карлсон удовлетворённо похлопал себя по животу.
— Да, теперь она в обществе своих семи товарок и чувствует себя отлично.
Малыш тоже чувствовал себя отлично. Он лежал на ступеньке, и ему было очень хорошо, несмотря на плюшечную лихорадку. Он был сыт и охотно простил Карлсону его выходку с третьей плюшкой.











Как создавался мультфильм «Малыш и Карлсон»

Правила жизни Карлсона, который живет на крыше

Особая благодарность, Manticore

read-and-eat.livejournal.com

Последний раз редактировалось djuka, 07.04.2016 в 22:13.
  Ответить с цитированием