Показать сообщение отдельно
Старый 13.03.2016, 13:23   #22
djuka
Зритель
Медаль пользователю форума.
ЗОЛОТОМедаль автору.
ЗОЛОТО
Форумчанин
 
Аватар для djuka
 
Регистрация: 23.03.2011
Сообщения: 1,002
Репутация: 2038
«На обочине»

НА ОБОЧИНЕ ГОЛЛИВУДА

Трагикомедия «На обочине» американского режиссера Александра Пэйна имеет более чем десятилетнюю выдержку.
И, так же как хорошее вино, фильм с годами только приобрел еще более насыщенный вкус.
Сравнение этой драмеди с вином вполне оправдано, так как в ней проводятся очевидные параллели течения человеческой жизни с созреванием вина.
Тем более, что афоризм Бернарда Шоу:
«алкоголь — это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь» непосредственно относится к главному герою киноленты. По сценарию, его хобби — дегустация изысканных вин — выглядит, как алиби алкоголика и лузера.



О чём этот фильм

Сценарий мальчишника, когда тебе за 40: отобрать лучшего друга у его внимательной будущей жены на одну неделю перед свадьбой и прокатиться по калифорнийским виноградникам, играя в гольф, дегустируя вино и вспоминая прошлое.
Именно такой подарок энофил Майлз — неухоженный и уязвимый скептик, уставший от всех и особенно от себя, — приготовил своему другу молодости, пышущему жизнелюбием Джеку.

Джек давно не выбирался дальше ролей второго плана в не самых известных сериалах и привык озвучивать рекламу на кабельном: при этом лучше всего у него получается улыбаться ровными рядами белых зубов и сводить с ума неприкаянных женщин средних лет.

Майлз не похоронил надежду опубликовать свой первый роман после нескольких неудачных попыток, но в его звонках издателю куда больше просьб и отчаяния, чем позволяют правила приличия.
В путешествии по калифорнийским угодьям их ждёт встреча с двумя одинокими официантками — скромной Майей, которая мечтает сделать виноделие своей профессией, и жовиальной мотоциклисткой Стефани.
И Джек так быстро назначит свидание вчетвером, что станет очевидно: на неделю от невесты он смотался совсем не от большой любви к вину и лучшему другу.

За семь дней до обычной жизни, хороших вин, приключений средней руки, предсказуемой боли и неминуемых разочарований флегматик Майлз и король колледж-вечеринок Джек разбираются с женщинами и вопросом, который мучает каждого человека, преодолевшего первую половину жизни: «И это всё?»

Роуд-муви — один из самых распространённых приёмов, способных рассказать о героях, которые не будут в пункте Б такими же, какими выехали из пункта А. Кулинарное путешествие пары отдалившихся друг от друга друзей точно так же было показано чуть позже в фильме и сериале «Путешествие» Майкла Уинтерботтома, где придорожные рестораны Англии — всего лишь декорации сперва для стёба и кривляния, а потом для взрослого разговора по душам противоположных друг другу людей.



Виноградники долины Санта-Инес в Калифорнии — другой маршрут, по которому должны будут пройти предельно противоположные во всём, кроме своей незрелости, Майлз и Джек, чтобы перестать жалеть о прошлом.

Режиссёр «На обочине» Александр Пейн одинаково любит и сердцебиение провинции, не попавшей в путеводители, и американское великолепие голливудского кино про обычных людей. В интервью он признаётся, что «парень среднего возраста, который принял в жизни все возможные неправильные решения, и есть главный комический архетип».
Майлз и Джек, сыгранные феноменальным дуэтом Пола Джаматти и Томаса Хейдена Чёрча, давно живут на обочине, но внезапно прозревают и начинают стремительно искать окольными путями очевидную со стороны дорогу к счастью.



«На обочине» стал одним из самых любимых американцами фильмов про счастье маленького человека (есть даже японский ремейк) и сделал Пейна главным современным бытописателем одноэтажной Америки, который не боится банальностей и общих мест, не стесняется собирать заново уже кем-то снятые фильмы и не смотрит с укором на тех, кому нечего терять.

Режиссеров, кто занимается в Штатах съемками артхаусных фильмов можно пересчитать по пальцам. Одним из них был и остается американец греческого происхождения Александр Пэйн.

Он один из тех немногих американских сценаристов и кинорежиссеров, кто хорошо знаком с тропинками, протоптанными на обочине Голливуда, с этими окольными путями, которые ведут к покосившемуся дорожному указателю: Art house Village.
Героями фильмов Пэйна, вместо популярных в Америке суперменов, зачастую становятся явные аутсайдеры, оказавшиеся на обочине жизни. В лучшем случае – на перепутье. Они мучаются рассуждениями о причинах поражений и о смысле жизни. Подобная «достоевщина» и рефлексии героев более присущи европейскому кинематографу, но фильмы Пэйна в основном и рассказывают о сложных взаимоотношениях между людьми, изменах, предательстве и разочарованиях.



Зачастую его персонажи напоминают чеховских страдальцев, «людей в футляре», и продолжают тему “маленького человека” из русской классической литературы.
«Небраска» и «Потомки» нажимают на одни и те же общие и больные места каждого зрителя: нереализованные планы, конечность жизни, лень и обидную привычку разбрасываться собственным временем в надежде оправдать себя.

«Золотой глобус» за сценарий и премию Гильдии сценаристов Америки получил его фильм «О Шмидте» (2002), с Джеком Николсоном и Хоуп Дэвис в главных ролях.



Несмотря на общий комедийный характер, фильм затрагивал серьезные, психологические проблемы одиночества и потерю коммуникаций между людьми.
Многих удивило, что за этот сценарий Пэйн и его постоянный соавтор Джим Тейлор не были номинированы на «Оскар».

Зато уже через три года Пэйн выиграл и «Золотой глобус», и «Оскар» за сценарий к фильму «На обочине».



Всего мелодраматическая комедия «На обочине» получила пять номинаций на «Оскар».
Для авторского кино это что-то невероятное!

Кинопрокатчиков, в свою очередь, поразила высокая зрительская оценка этой откровенно артхаусной киноленты: сборы от проката составили $106 млн, при скромном бюджете в $16 млн. Среди пьющей творческой интеллигенции Америки фильм пользовался какой-то невероятной популярностью.

Некоторые критики саркастически поясняли этот ажиотаж тем, что в меланхоличном преподавателе, спивающемся симпатяге Майлзе, изображенным на манер классических невротиков-интеллектуалов из когорты киногероев Вуди Аллена, многие ветераны умственного труда узнавали свое отражение и от души сочувствовали ему.
Другим кажется, что «собака зарыта» куда глубже: корни психологической проблемы уходят к человеческим архетипам.
Как бы там ни было, но артхаус Александра Пэйна – это не артхаус высоколобых режиссеров-интеллектуалов вроде Джармуша или Хартли.

Фильм «На обочине» скорее напоминает грузинский кинематограф, который так любила советская интеллигенция. Ассоциативно припоминается мудрое кино Отара Иоселиани, а особенно в тему – его фильм «Истина в вине». Вот уж чего-чего, а вина в фильме «На обочине» предостаточно. Иной раз его пьют не только из фужеров, а прямо на бегу из горлышка бутылки, или даже из бочонка (как это сделал в дегустационном зале главный герой фильма в очередном припадке депрессии).

«День после вчера — это сегодня?» — спросит Майя Майлза, говоря о названии его так и не напечатанной книги. И очевидно, что главный герой не уверен, есть ли вообще размытое и неопределённое сегодня, когда вчера было таким чётким, понятным и простым.
В фильме достаточно грустных и прямолинейных метафор, и одна из них — о пике каждого вина, которое надо пить в определённое время, когда его вкус максимально раскрывается, а потом пик вина проходит, и начинается счёт годам в тёмных погребах.


Мерло: не стыдно быть вторым





Cкрытый текст -
 


Сын греческих иммигрантов из Небраски, державших собственный ресторан, Пейн знает многое о голоде — физическом и человеческом — и отлично передаёт в «На обочине» то особенное настроение, в которое погружаются самые утомлённые и разочарованные, когда садятся за руль и придумывают маршрут покорения планеты.

Поездка по винодельням с разговорами о свойствах вина — способ найти абстрактный предмет для разговора там, где реальность кусается и ранит, а близость легко поставить под сомнение. Вряд ли кто-то на полном серьёзе может любить бокал вина ради самого вина: скорее мы любим девушку, которая заговорит с нами за столиком, ребёнка, который улыбнётся во время ужина, и классную шутку, которую расскажет приятель во время долгожданного застолья.



«На обочине» показывает, как путешествие за хорошим вином в Калифорнию или Прованс, в Италию или Испанию стало одним из главных туристических сценариев для пар, которым не хочется ничем рисковать и не о чем больше говорить.
Сорта вина и названия винодельческих районов могут быть удобным шифром, чтобы спрятаться от отчуждения и смертной скуки, как будто закат на тихоокеанском берегу с бутылкой верного сорта может заменить смелые шаги навстречу друг другу.



Сама судьба видимо подыгрывала Пэйну. На роль обманутой Джэком провинциальной дурехи, — он пригласил свою жену, канадскую актрису корейского происхождения Сандру О (Sandra Oh). Возможно, любители кино помнят ее по ролям стриптизёрши в фильме 2000 года «Танцы в Голубой Игуане» и образу доктора Кристины Янг в сериале «Анатомия страсти», за который она получила премию «Золотой глобус».

В фильме мужа Сандре досталась роль отвязанной легкомысленной барменши, соблазненной повидавшим виды актеришкой, который – поматросив и бросив — сбегает от нее к невесте, ожидающей окончания его круиза-мальчишника.

Ирония судьбы заключается в том, что после выхода фильма, Пэйн тоже бросил Сандру, не прожив с ней в браке и пары лет. (Возможно, перед этим припрятав от греха подальше мотошлем жены…).



Пейн вроде бы подшучивает над пафосом энофилов, но пишет трогательный монолог героини Майи об её отношении с вином. Майя признаётся, что для неё бутылка вина — проводник в мир прошлого и способ понимать историю: кто умер и родился в год того урожая, где и кем была приобретена бутылка, кто собирал виноград своими руками и что теперь стало с этим местом.

Для зацикленного на собственном мире Майлза разговор о вине будет очередным разговором о самом себе: антропоморфными прилагательными он будет описывать виноград для вина пино-нуар, пока не станет очевидно, что говорит он не о винограде, а о самом себе — виноград пино не любит жары или холода, с ним должны обращаться очень бережно, и его кожица так уязвима для повреждений.



Пейн ненавязчиво намекает, что для главного героя его любовь к вину давно стала прикрытием для бытового алкоголизма и оправданием за мучительные утренние похмелья.
Нытик и вечный маменькин сынок Майлз Рэймонд (Пол Джиаматти), флегматичный и обрюзгший школьный учитель, возлагающий все свои надежды на единственную рукопись автобиографического романа, которую таскает с собой в машине на заднем сиденье, не решаясь отдать в издательство. В моменты депрессии графоман даже помышляет о самоубийстве, но тут же отметает такую мысль: «Стреляться, не написав ни одного романа – глупо!».



Отправившись в долину Санта-Инес забыться, Майлз встретится со своим страхом лицом к лицу и окажется в центре огромной воронки, которая всё это время тянула его вниз: его кошмаром будет не маньяк из диких мест, а собственное отражение осунувшегося и скучного молодого человека, для которого рубленые вердикты для вина «легко пить, но далеко от необыкновенного» — единственный способ чувствовать свою значимость.

Джэк (Томас Хэйден Черч), приятель Майлза, бывший актер, утративший былую красу и теперь изредка подрабатывающий на озвучках рекламных роликов. Тем не менее, этот потертый плейбой убежден, что своим обаянием и белозубой улыбкой способен уложить в постель каждую встречную. Чем он, собственно, и занят на протяжении всего фильма.
Выбор актера Томаса Хэйден Черча на эту роль был сделан идеально: его грубые черты лица с глубокими морщинами, напоминают микст из лиц таких пожилых экранных «красавцев», как Уиллем Дефо, Бельмондо и Мик Джаггер.

Но язва-Пейн по ходу фильма доводит образ стареющего ловеласа, волочащегося за каждой юбкой, до зрелищного экстаза. Мерзавца избивает мотоциклетным шлемом очередная обманутая любовница. В результате, на нос ему накладывают медицинскую нашлепку, делая его вид окончательно дурацким. Это как бы второй виток сближения с режиссерскими издёвками над персонажем Бельмондо в фильме «Великолепный».

В секретном хранилище Майлза долгие годы ждёт раритетная бутылка важного и дорого вина Шато Шеваль Блан 1961 года, для которого так и не подобралось особенного случая или приятного собеседника. Вернувшись из недельного загула, главный герой откупорит её и нальёт в бумажный стакан — французское вино зальёт калифорнийский джанк-фуд в момент полного опустошения.

В квартире в это время сработает автоответчик, а на нём останется доброе послание — возможно, Майлз послушает его и впервые за долгое время посмотрит на наполовину пустой стакан жизни как на наполовину полный. Вот только меняются ли люди от одного счастливого звонка — вопрос, на который даже гуманист Пейн не торопится давать утвердительный ответ. Он действительно понимает и любит своих героев, но не настолько, чтобы придумывать ради них чудеса.



В своем фильме Пэйн не морализирует этот момент, склоняя зрителя к какому-либо выводу, а просто дает возможность наблюдать за происходящим. Только так, отстранившись, можно увидеть, как алкоголизм Майлза мимикрирует, приобретая интеллектуальный и благородный вид, а его «винные метафоры», которые он постоянно расплескивает в диалогах, органично вплетаются в контекст фильма.
Заслугой этого феномена, несомненно, является талант сценариста Пейна. При этом, его склонность к чёрному юмору и сатирическому описанию современного американского общества перекликается с ранним творчеством еще одного «санитара американского быта»: человека-оркестра Вудди Алена, который в своих «Правилах жизни», этих уморительно смешных и остроумных очерках, «до сих пор делит людей на мерзких и жалких».
Иногда именно такими и выглядят во время своего винного вояжа два потрепанных жизнью «мальчика», давно перешагнувшие порог кризисного возраста. Разве что перемещаются из одной категории в другую. Вместе с тем, наблюдательный зритель может почерпнуть для себя из монологов Майлза много любопытного.

Например, от него вы узнаете, что сухое вино может быть «сухим, как задница монашки». А ординарное столовое вино «Франс», не понравившееся ему, заслуживает нелестного отзыва: «по вкусу напоминает выхлоп автобуса с добавлением моющего средства». В то же время, с помощью «винной философии», персонаж Пола Джаматти умеет выразить свое экзистенциальное состояние в весьма поэтической форме.

Обожествляя вино из винограда сорта «пино», он чувственно составляет свой внутренний психологический портрет: «В отличии от вездесущего каберне, пино не способен к выживанию. Пино нужно постоянное внимание и любовь… Он растет в нежных и уединенных местах нашей планеты и собрать этот виноград под силу только самым терпеливым и заботливым людям.

Тем, кому не жалко времени, чтобы проявить его лучшие качества и потенциал… Букеты вин из пино – волнующие и завораживающие, в отличии от прозаичного каберне…»
Иногда описания школьного учителя, поднаторевшего в деле сомелье, и в самом деле вызывает желание непременно отведать то вино, о котором он говорит.
От одного только перечисления вслух этим падшим Парфюмером элементов винного букета, который он унюхал, засунув нос в бокал, — кажется, начинаешь чувствовать потусторонние запахи. «в букете чувствуются цитрусовые, клубника, легкие нотки спаржи и едва уловимые нюансы пикантного эдамского сыра…» -поучает Майлз своего умственно недалекого приятеля.

После появления в прокате этой гастрономической ленты Александра Пэйна, практичные калифорнийские янки-виноделы восприняли его винные изыски, как собственную рекламу и неожиданную акцию по продвижению их продукции на мировой рынок.



Рассказ Майлза о том, что он десять лет хранил бутылку «шеваль блан» 61-го года на юбилей свадьбы, считая что такое вино следует пить только по особым случаям, — вызвал шквал заказов на вино «»шеваль блан» в винных ресторанах (особенно на романтических свиданиях).

Много чего еще можно рассказать о удивительном творчестве Александра Пэйна и, в частности, о мелодраматичной комедии «На обочине». Но, как говорится, — лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Поэтому, любителям артхауса и ценителям вин, можем порекомендовать фильм к просмотру.



Этот фильм лучше смотреть не в кинотеатре, а в узком кругу. Кино Александра Пэйна очень атмосферное. Поэтому, лучше сядьте дома, налейте себе бокал хорошего вина и погрузитесь в созерцание неторопливого действия, происходящего на экране, оцените букет настроений и изменчивость жанровых оттенков, которые присутствуют в этом нетипичном американском кино.

worlds.ru, kino-archive.ru,art-eda.info, the-village.ru

Последний раз редактировалось djuka, 14.03.2016 в 19:11.
  Ответить с цитированием